august (ogostos) wrote,
august
ogostos

Category:

Другой город женщин: голубой Дунай

Было обычное октябрьское утро в Будапеште. Точнее, в Буде, недалеко от Москва-теры, Московской площади, в типичном трехэтажном доме с палисадником, где живут обычные будяне. В отличие от обычных пештян, которые живут в немного других домах. Иногда даже в прекрасных имперских домах с четырехметровыми потолкам. На фасадах у них лепнина и всякие красивости - ампир, что с него взять.

Но вернемся в Буду. Это было обычное октябрьское утро с одним необычным для этого времени года преимуществом - ярко светило солнце, впервые после затяжного периода дождей.

"Сегодня Дунай будет голубым", - с удовлетворением подумала госпожа Магда (а именно так мы будем звать героиню нашей истории, потому что венгерское обращение к пожилой почтенной даме запомнить просто невозможно). Госпожа Магда подсыпала кошачьего корма своей ненаглядной Эрше и заварила себе крепкого кофе по-турецки. Новомодные кофеварки в доме не приживались, да и ни к чему они. Госпожа Магда выросла в войну, а потом жила при коммунистах, излишеств тогда было совсем немного, но уж что-что, а правильно заварить кофе она умела! Эрша довольно урчала в лучах солнца, пожелтевшие клены палисадника отливали золотом, и настроение у госпожи Магды было преотменное. Сегодня она должна была встретиться со старинной приятельницей на Октагоне. "Пройдемся по магазинам, а потом посидим в том прекрасном кафе у Святого Иштвана", - сказала она себе.

Уже через час госпожа Магда вышагивала по горбатым будийским улочкам. Седые букли ее были тщательно уложены под изумительной белой шляпкой с фиолетовой лентой. И пальто на ней было прекрасное - ярко-фиолетовое, с большим английским воротником. Госпожа Магда намеренно не взяла зонт и ее сухонькие руки в белоснежных нитяных перчатках сжимали лишь прелестный фиолетовый ридикюль - как оказалось впоследствии, с довольно острыми углами. Госпожа Магда шла к остановке трамвая. Ну того самого, который идет от Москва-тер до Октагона. Шла в прекрасном настроении, гордо вскинув голову, как полагается красивой и совсем еще не старой женщине в белой шляпке с фиолетовой лентой. Уж она-то умеет одеваться, это знали все.

Было обычное октябрьское утро в Буде, недалеко от Москва-теры. В плохонькой гостиничке, в мансардном номере под самой крышей проснулась армянская девушка Анна. За неделю ее пребывания во второй австровенгерской столице впервые светило солнце, и она превкушала, как удерет сегодня с тренинга в Центральном Европейском Университете на улице Надор и будет шататься по городу. "Надеюсь, хоть сегодня их хваленый Дунай будет голубым, а то совсем непонятно из-за чего сыр-бор", - сказала она себе. И побежала по горбатым улочкам Буды, роняя то папку, то зонтик, который зачем-то взяла со собой, вперед-вперед, бегом-бегом, мимо русской надписи, выведенной черной масляной краской на одном из домов: "Проверено, мин нет. Старший лейтенант Густав, 3 марта, 1945 года". Привет, лейтенант Густав, надеюсь, в мае 1945 ты вернулся домой, подумала армянская девушка Анна, влетела в трамвай и плюхнулась на свободное место у окна, предвкушая голубой Дунай.

Дунай был не просто голубым. Он был ослепительно голубым После недельной коричневой жижи, подрывавшей всяческое доверие к композитору Штраусу, сегодня Дунай был синим как небо, родное армянское небо девушки Анны. Анна прилипла к окну и обалдела от красоты большой реки, от величия здания венгерского парламента, от того, как неожиданно преобразилось все в лучах солнца. Когда она очнулась, она заметила, что над ней висит старушка в белой шляпе и фиолетовом пальто. Мгновенно вскочив с места, армянская девушка Анна сказала на своем, разумеется безупречном, английском: "плиз тейк а сит".

И так же мгновенно получила в лоб. Острым углом ридикюля. С размаху. Силы старушка оказалась внушительной. Хуже всего было то, что армянская девушка Анна не унималась: сит даун, пробормотала она в шоке, ду сит даун... И получила второй раз ридикюлем в лоб вместе прочувствованной венгерской тирадой, в которой, судя по интонации, не говорилось ничего хорошего ни о самой Анне, ни об ее воспитании. Со второго раза до Анны дошло, она покорно села на место и отвернулась обратно к окну.

Обе они вышли на Октагоне. Настроение госпожи Магды было безнадежно испорченно этой иностранной пигалицей. "Что она хотела этим сказать? Что я старуха? Что я инвалид? Маленькая дрянь!".

У девушки Анны ныла шишка на лбу - у ридикюля действительно были очень острые углы. И первый час тренинга она провела в размышления о культурных различиях разных народов и смертельной опасности походов в чужой монастырь со своим уставом. Хорошо что в лоб, а если б эта старушенция своим чемоданом мне в глаз заехала? - думала она. Ходила бы с фингалом до конца тренинга... Об'ясняй потом еще, что хотела старушке место в трамвае уступить, как настоящая пионерка.
Tags: Люди
Subscribe

  • Про чудо

    Один Замечательный Американский Дедушка: - В детстве мы с братом разводили голубей. И я не знаю, что было чудеснее - когда они взмывали в воздух,…

  • Гречкосрачем навеяло

    - Когда Анна вырастет, будет ходить такая важная, в деловом костюмчике на работу, нос задран, посмотрите на меня, я вся из себя, делаю карьеру -…

  • (no subject)

    Когда-то давно, в бытность мою студенткой, часто встречали мы с приятельницей в альма матер одного известного университетского профессора.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Про чудо

    Один Замечательный Американский Дедушка: - В детстве мы с братом разводили голубей. И я не знаю, что было чудеснее - когда они взмывали в воздух,…

  • Гречкосрачем навеяло

    - Когда Анна вырастет, будет ходить такая важная, в деловом костюмчике на работу, нос задран, посмотрите на меня, я вся из себя, делаю карьеру -…

  • (no subject)

    Когда-то давно, в бытность мою студенткой, часто встречали мы с приятельницей в альма матер одного известного университетского профессора.…